Записки немецкого летчика

Автор, пилот «мессершмитта», воевавший на Западном фронте, рассказывает об опыте нового подразделения люфтваффе – ночных истребителях В книге ярко и образно повествуется о преданности пилотов своей нелегкой профессии, о воздушных дуэлях под звездами, описываются особые условия ночных полетов.
Первая победа Триумф и катастрофа Оборона Берлина Последний приказ

Первая ночная победа

9 апреля 1940 года в 5.15 утра немецкие войска вторглись в Данию и Норвегию. Гитлер решил опередить британцев и обезопасить северный фланг, и потому эскадрильи люфтваффе, дислоцированные в Дании, получили приказ прикрыть передвижение войск, предназначенных для вторжения в Норвегию. Британцы пытались сорвать эту операцию непрерывными круглосуточными авианалетами.

Майор Фальк командовал крылом[1 - Крыло – организационная единица ВВС (Примеч. пер.)] знаменитых истребителей «Мессершмитт-110», базировавшихся в Ольборге. Эти высокоскоростные маневренные истребители, оснащенные двумя моторами фирмы «Даймлер-Бенц», господствовали в воздушном пространстве Европы вплоть до английского побережья. В дневных боях истребители «Ме-110» успешно сражались над Ла-Маншем со скоростными британскими бомбардировщиками «веллингтон» и «бристол-бленхейм»; однако британцы атаковали важные военные объекты в Дании не только днем, но и ночью. В ночных рейдах над Северным морем они продемонстрировали такое...



Шлезвигский период

25 июня 1941 года около девяти утра я приземлился в Шлезвиге и, открыв фонарь кабины, сразу почувствовал в воздухе солоноватый аромат моря. С северной стороны летного поля виднелись приземистые казармы, окруженные высокими защитными стенами. Затемнение было полным, из окон не пробивалось ни лучика света. Сразу после моего приземления выключили большинство посадочных огней, и меня окружила дружелюбная темнота летней ночи. Техники были предупреждены. Быстро поздоровавшись, они откатили мой самолет на укрытую стоянку и принялись готовить его к боевым операциям. Мой радист подхватил наши вещи, а я направился в штаб. В группе летчиков я нашел своего будущего командира обер-лейтенанта Фенцке и представился:

– Лейтенант Йонен прибыл в распоряжение 3-й эскадрильи.

– Здравствуйте, молодой человек, – сказал Фенцке, протягивая мне руку. – Это ваши товарищи по оружию: лейтенант Шмиц и лейтенант Бендер. В 22.00 смените дежурного офицера. Завтра полетаете немного и попрактикуетесь...



Боевой вылет

За первые две недели пребывания в боевой эскадрилье я подружился с товарищами по оружию и изучил тактику боевых действий эскадрильи ночных истребителей. Сумерки мы всегда встречали в полной боевой готовности. Весь летный и технический персонал мог собраться в течение пяти минут. После ужина офицеры собирались вместе со своими) экипажами на командном пункте. Короткая перекличка, затем метеосводки, которые многочисленные метеостанции Германии и оккупированных стран присылали по телетайпу. Метеосводки дополнялись рапортами пилотов-разведчиков, летавших до самого английского побережья.

Затем офицер разведки эскадрильи сообщал секретные частоты для радиосвязи и опознавательные сигналы для ночных истребителей и аэродромов. Эти сигналы изменялись каждую ночь, чтобы их не мог использовать противник. Экипажи ночных истребителей ориентировались по маякам, установленным на каждом аэродроме, что было особенно важно в случае выхода из строя радиопередатчика. Сигнальные осветительные ракеты,...



Триумф и катастрофа

Наша служба разведки передала о грандиозной подготовке британских ВВС к превращению территории Германии во внутренний фронт. Как объявил Черчилль, в этом долгосрочном наступлении, которое будет стоить Англии много «крови, пота и слез», ВВС Великобритании начнут систематически стирать с лица земли немецкие военно-промышленные объекты и наносить смертельные удары по немецким городам. Отныне война объявлялась женщинам, детям и гражданскому населению. Межнациональная ненависть уже не знала границ. Пошатнулась вера в Бога и справедливость, и человечество потеряло человеческое лицо, оказавшись во власти дьявола.

По всей Великобритании строились огромные аэродромы – базы бомбардировочной авиации. Авиапромышленность день и ночь работала над новыми четырехмоторными бомбардировщиками: «шорт-стирлингами», «ланкастерами» и «галифаксами», которые могли поднимать до десяти тонн бомб. Штаб британских военно-воздушных сил разработал детальный, вплоть до дня, часа и минуты, план серии ночных...



Выздоровление

Самое страшное осталось позади. Главврач госпиталя разрешил мне в первый раз пройтись но коридорам. Поддерживаемый медсестрой, я брел, заглядывая в окна. В саду зацвели плодовые деревья, и яркие весенние цветы подарили мне новый стимул к жизни. Только мысль о моем преданном радисте Ризопе омрачала радость. Командир рассказал, что тело Ризопа вытащили из самолета с огромными трудностями. Нос истребителя торпедой вонзился в болотистую землю и увлек за собой Ризопа.

О том, что случилось после того, как меня привезли в госпиталь, рассказала медсестра:

– Ну и поволновали вы нас, герр лейтенант. В половине второго ночи в отделении зазвонил телефон. Сообщили, что сбит ночной истребитель, тяжело раненный пилот лежит без сознания в крестьянском доме. Вскоре вас привезли сюда, и наш главный хирург взял вас под свое крылышко. Мы вас подлатали, но летать вы больше не сможете. От жара сильно пострадали ваши глаза. Опухоль сошла, сожженная кожа сшелушилась с лица, и только тогда...



Начало блестящей победы

Британские ночные бомбардировки наносили пока сравнительно небольшой ущерб. Немецкая военная промышленность еще работала на полную мощность, и вооружение поступало на фронт бесперебойно. Особые ежедневные коммюнике об успехах вермахта позволяли нам надеяться на близкую и полную победу. С поразительным идеализмом немецкие солдаты сражались в глубине вражеской территории и отбрасывали врага все дальше к воротам Москвы и Каира. Однако коммуникации все больше растягивались, а оккупированные территории контролировались не полностью. Чтобы обеспечить фронт и продемонстрировать солдатам безоговорочную поддержку, рабочие на заводах и фабриках трудились, не щадя сил. А солдаты, сражающиеся на передовой, верили, что их любимые в безопасности, – это придавало им мужества. Но что пользы от мужества, если противник значительно превосходит в силе? Когда Гитлер в декабре 1941 года объявил войну Америке, Британия обрела могущественного союзника.

Британские острова испытали невиданное доселе...



Затишье перед бурей

В декабре 1942 года, в тот успешный период, когда мы начали применять новый радар против британских ВВС, меня в составе 3-й эскадрильи 1-го крыла ночных истребителей перевели в Пархим. Этот приказ оказался для меня полной неожиданностью. За полтора года службы в эскадрилье я очень сильно привязался к своим коллегам. Пережитые вместе победы и невзгоды связали нас тесными узами.

Пархим находится в Мекленбурге, которого война пока не коснулась. Городок и его обитатели лучились умиротворением и довольством. После захватывающих боевых действий в Голландии пребывание в Пархиме казалось бессрочным отпуском. Нас там приняли с распростертыми объятиями. Огромные ангары, освобожденные от старых учебных самолетов, были готовы принять новенькие ночные истребители, только что прибывшие из Готы. Прекрасно оборудованные мастерские приспособили для обслуживания наших «мессершмиттов», а все аэродромные сооружения переоборудовали под нужды ночных истребителей. К Рождеству 1942 года новое крыло...



Станиолевый враг

27 июля 1943 года радиолокационные установки «Фрейя», размещенные на побережье Ла-Манша, оповестили о подготовке крупномасштабного британского авианалета. К вечеру многие зенитные батареи, крылья ночных истребителей и гражданские посты противовоздушной обороны получили приказ привести весь состав в боевую готовность. Что задумали британцы? Какой город в эту ночь станет жертвой очень хорошо подготовленных рейдов? Чье грозное предчувствие оправдается? Эскадрильи ночных истребителей в полном неведении летели навстречу британским бомбардировщикам, авангард которых уже появился над Северной Голландией.

Я летел в направлении Амстердама. На борту все было в полном порядке, и экипаж пребывал в хорошем настроении. Радист Фациус провел последнюю проверку и доложил, что все нормально. Наземные посты наведения постоянно вызывали ночных истребителей, сообщая координаты бомбардировщиков. Однако в ту ночь я чувствовал в голосах штурманов наведения нервозность и спешку. Было очевидно, что никто...



Система наведения истребителей

Станиолевые полоски явились страшным ударом для всей службы связи; однако немцы отреагировали очень быстро и со свойственной им изобретательностью. Наши радиоинженеры создали новый радарный прибор SN-2, модификацию прибора Лихтенштейна. SN-2 легко опознавался на наших самолетах по более крупным антеннам. Прозвище «колючая проволока» стало еще уместнее. Новый прибор работал на нескольких ультракоротких волнах, поэтому оператор мог менять волну, на которой появлялись помехи. Но для того, чтобы удерживать на экране нового прибора вражеский бомбардировщик, от оператора требовались особая чувствительность пальцев и огромный опыт. Несколько ночей подряд экипажи совершали вылеты, отрабатывая связь между нилотом и радистом. Наступила ночь, на которую были назначены учения.

Огромные двери ангара распахнулись. Выкрашенные белой краской ночные истребители покачивали похожими на щупальца антеннами, угрожающе нацелившись во тьму закопченными порохом пушками. Ангар пропах бензином и маслами....



Армады союзников

Экипажи, усталые и сонные, развалились в креслах. Шахматы были забыты, и только тихая музыка неслась из приемника. Стрелки часов подползали к 02.00. Некоторые летчики в полной летной экипировке растянулись на койках, готовые вскочить в любой момент. Тусклый красный свет создавал в комнате уют и помогал летчикам привыкнуть к темноте. После этого человеческому глазу необходимо лишь пять минут, чтобы адаптироваться к полной темноте, на что в обычных условиях требуется двадцать минут. Некоторые заснули, положив голову на стол, а один пилот задремал, держа на коленях раскрытую книгу. Все сумели хорошо расслабиться.

Тихо звякнул телефон, этот едва слышимый звук кое-кого разбудил. Еще не вполне проснувшийся лейтенант поднял трубку. Его лицо стало суровым.

– Так точно, герр оберст. Штаб дивизии полагает, что враг проводит операцию по минированию Балтийского моря. Несколько сообщений о самолетах над Северо-Фризскими островами. Благодарю вас.

Все присутствующие мгновенно...



Оборона Берлина

В январе 1944 года битва за Берлин достигла кульминации. Британцы разумно использовали свою бомбардировочную авиацию. Их бомбардировщики взлетали и направлялись к целям, когда над Британскими островами сияло безоблачное небо, а над Германией нависала низкая, на высоте несколько сотен футов, облачность. Так случилось и в ночь 27 января 1944 года. Метеоцентр доложил о плотных облаках на высотах от 150 до 13 000 футов. Опасность обледенения появлялась с 3000 футов, но уже на земле из-за мелкого снега самолеты, готовые к холодному старту, покрывались ледяной коркой. Медлить на старте нельзя, истребитель должен подняться в воздух в течение минуты, иначе моторы могли заглохнуть. Стояла кромешная тьма. Наш новый командир гауптман Бер вышел на поле посмотреть, какая погода, а вернувшись, сказал:

– Густой туман. Не видно дальше собственного носа.

В случае боевой тревоги взлететь могли лишь десять из тридцати летчиков. О приземлении в Пархиме не могло быть и речи. Единственным...



Воздушный акробат

Вскоре после этого случая Петер Споден и лейтенант Книлинг оказались в госпитале Пархима. Оба были ранены в ночном бою. Как-то воскресным утром я навестил их. Главврач совершал обход в это время, и мне пришлось немного подождать. Непривычно мирная атмосфера госпиталя навеяла на меня задумчивость, и я смотрел в окно на голубое небо. Контраст между дневным и ночным небом фантастичен. Всего двенадцать часов назад я поджаривался в аду над Берлином. Двенадцать сотен бомбардировщиков союзников набрасывались на столицу непрерывными волнами, подпитывая горящим фосфором едва потушенные пожары смертельно раненного города. В ту ночь с 15 на 16 февраля 1944 года я сбил своих тринадцатого, четырнадцатого и пятнадцатого противников.

Но что означали эти полтора десятка сбитых четырехмоторных бомбардировщиков? Всего лишь личный успех. С разрушением Берлина начался кризис диктаторского нацистского режима, ибо круглосуточные бомбардировки измучили гражданское население, Сомневаться начали даже...



Реактивный истребитель

Пока бушевала яростная битва за Берлин, более мелкие соединения британских ВВС совершали налеты на другие немецкие города. Так враг раскалывал немецкую оборону и постоянно ставил командование немецких ночных истребителей перед вопросом: каково главное направление атаки? В начале марта 1944 года над Францией появился средней численности отряд британских бомбардировщиков, направлявшийся к Южной Германии. Мы находились на командном пункте и следили за продвижением британцев по карте. Наш командир запросил у штаба дивизии разрешение на взлет. Там колебались, поскольку боялись синхронной бомбардировки Берлина. Мы теряли бесценные минуты, а ведущий отряд достиг франко-немецкой границы в районе Гагенау. В конце концов мы получили приказ на вылет в Южную Германию. Было уже 02.00, когда последние самолеты из Пархима сорвались с взлетной полосы и повернули на юг. Пролетая на высоте 15 000 футов над Тюрингским лесом, мы услышали сообщение о первых бомбах, падающих на Штутгарт. Часы на моей приборной...



Швейцарский антракт

Вечером 28 апреля 1944 года легкий весенний ветерок гулял над аэродромом Гагенау. Из-за весны или из-за перемены обстановки мы так расслабились? В любом случае экипажи пребывали в отличном настроении. Может быть, причиной того был сам городок Гагенау? Все здесь было другим, более беззаботным и очаровательным. Что-то приятное витало в воздухе. В таком приподнятом настроении мы и встретились на инструктаже на командном пункте в 21.00. Командир тоже выглядел веселым. Можно подумать, что в штабе 3-й эскадрильи 6-го крыла ночных истребителей готовятся к дружеской пирушке, а не к боевой операции. На самом деле мы не ждали, что нас пошлют на задание: слишком ясной была погода. Несколько пушистых облаков на высоте в 6000 футов не могли затмить серебристый свет луны. Такая погода слишком невыгодна для томми, и мы начали планировать, как проведем неожиданный ночной выходной. Наш адъютант обнаружил в Гагенау прелестный ночной кабачок «У Ивонны» с музыкой, вином и всем, что только может пожелать ночной...



«Митчелы» против нас

В начале июня 1944 года нас перевели в Сомбатхей в Венгрию. Для нас эта новость прозвучала как гром с ясного неба. Я никогда прежде не слышал этого названия, но границы Германии столь радикально изменились, что мы больше не удивлялись, услышав, как Будапешт называют «немецкой крепостью», а о наших братьях и сестрах в Бачке говорят как о «соотечественниках, вернувшихся в великий рейх». Один из пилотов узнал, что Сомбатхей расположен недалеко от Вены и в получасе езды от Гринзинга. Венгрия – родина золотистого токая, острого перца паприки и темпераментных Юличек. За кем, скажите на милость, мы будем котиться там по ночам? Хотя наверняка мы

ничего не знали, поползли самые разные слухи. Я не задавался никакими вопросами и с нетерпением (после официального визита в Швейцарию) ждал путешествия в Венгрию. В Сомбатхее, по-немецки Стейнамангере, мы поступили в распоряжение 1-й дивизии истребителей-перехватчиков под командованием оберста Хандрика. Он оказался именно таким командиром, какие...



Моя личная группа

В Сент-Тронде мне не повезло: два вылета и ни одной победы. Вскоре меня отправили обратно в Венгрию. Во время моего отсутствия там царило затишье. Никаких достойных упоминания происшествий, кроме одного: наш командир Полди Феллерер женился на хорошенькой венгерской девушке. Мы веселились до поздней ночи и пили за здоровье молодой пары. В тот вечер Полди отвел меня в сторону и сказал, что я назначен командиром усиленной эскадрильи. Приказ из штаба дивизии может поступить в любой момент. Так и случилось на следующий день. Место дислокации моей новой эскадрильи – Нови-Сад под Белградом. Моя задача – помешать британцам перебрасывать вооружение из Италии в Варшаву. Мне было двадцать два года, а на мои плечи легла ответственность за принятие решений и последствия отданных мною приказов. Наземный персонал отправился на новое место в грузовиках. Командование подготовило казармы и позаботилось о технических сооружениях. Вместе с дюжиной ночных истребителей я вылетел на новый аэродром 28 июля 1944...



Авиабаза «стог сена»

21 августа 1944 года, через шесть дней после встречи с русским полковником, я в тяжелом бою сбил третий «митчел» с русским экипажем. Русские защищались отчаянно, но моя подавляющая огневая мощь решила исход дела. После третьего сбитого транспортника партизаны прекратили полеты, но в следующую ночь британцы возобновили переброску вооружения по воздуху в Варшаву.

22 августа 1944 года. 20.00. Из штаба дивизии сообщили о британских бомбардировщиках, летящих над Адриатикой северо-восточным курсом. Мои парни пришли в восторг. Наконец появился шанс принять участие в боях. Мои победы подстегнули честолюбие юных пилотов, и я с трудом утихомирил парней, уже натянувших полное летное обмундирование.

– Успокойтесь, ребята, – сказал я, – и действуйте с умом. Захватить врага врасплох – выиграть половину сражения.

И все же было трудно сдерживать их. Они следили за продвижением потока бомбардировщиков и, услышав, что те уже приближаются к Белграду, возликовали. Мы получили...



Внимание! «Москито»!

В результате советского наступления мы перелетели в Ват близ Штайнамангера, а оттуда в Винер-Нойштадт. В сутолоке передислокации самолет одного из моих лучших летчиков обер-лейтенанта Зупанца попал в воздушный поток от винтов приземляющегося «До-217» и рухнул на землю с высоты 15 футов. Все три члена экипажа погибли. Прибыв на место крушения, я увидел лишь дымящуюся груду обломков. Тела летчиков обгорели до неузнаваемости. После похорон мы получили приказ вернуться в Липхайм на Дунае.

Пока мы были в Венгрии, союзники безжалостно бомбили немецкие города, а мы, ночные истребители, были бессильны перед этими ковровыми бомбардировками. Британцы уже разместили свои ночные истребители дальнего действия во Франции и Бельгии. Хотя соединения бомбардировщиков вылетали, как и прежде, из Англии, высокоскоростные «москито» прикрытия направлялись с континента. «Москито» вполне оправдывали свое имя. Они стали бичом наших ночных истребителей. Радиолокационное оборудование этого самолета превосходило...



Последний приказ

1 апреля 1945 года. Союзники сражались в сердце Германии. Все рушилось, но Геббельс продолжал вещать о нашей победе. «Верволь-фы» действовали в тылу врага. Фюрер защищал столицу.

В тот период времени перед окончательным поражением я находился в огромном нервном напряжении: на мне, как на командире крыла ночных истребителей, лежала огромная ответственность. Что говорить моим подчиненным? Как поддерживать их боевой дух? Принесут ли пользу дальнейшие жертвы? Парни понимали меня. Плечом к плечу мы прошли долгий путь, и скоро конец нашей дружбе. Больше не было никаких воздушных боев. Ночами мои пилоты самостоятельно нападали на танки и автоколонны. Многие не вернулись. Американцы подошли к Ульму. Мы отступили к Мюнхену-Нойбибергу, где присоединились к остаткам других частей люфтваффе. Там были пилоты дневных и ночных истребителей, бомбардировщиков, самолетов-разведчиков и пикирующих бомбардировщиков «Ю-87» – «Штука». Загадочные машины заходили на посадку и снова взлетали. Появился даже генерал Галланд. Он попал в немилость к фюреру, но нам очень нравился. На своем реактивном истребителе он атаковал строй бомбардировщиков и сбил несколько «летающих крепостей».

Я получил небольшую передышку. Послал большой грузовик в Ингольштадт за грузом осколочных бомб, которые были нужны нам для атак на вражеские колонны. Однако склад боеприпасов взлетел на воздух незадолго до прибытия нашего грузовика. Водитель не растерялся: нашел продуктовый склад и привез нам 100 ящиков коньяка...