Записки немецкого летчика

Автор, пилот «мессершмитта», воевавший на Западном фронте, рассказывает об опыте нового подразделения люфтваффе – ночных истребителях В книге ярко и образно повествуется о преданности пилотов своей нелегкой профессии, о воздушных дуэлях под звездами, описываются особые условия ночных полетов.
Первая победа Триумф и катастрофа Оборона Берлина Последний приказ

Швейцарский антракт

... на запад над Констанцским озером к Швейцарии. Я еще раз взглянул на горящий город и кроваво-красные воды озера. Нельзя было терять ни минуты. Томми набирали высоту и, опустошив бомбовые отсеки, летели очень быстро.

– Шкипер, летать над Швейцарией строго запрещено, – подал голос Бринос. – Швейцарские зенитчики получили приказ стрелять по любой цели, английской, американской или немецкой.

– Иди к черту, – прервал Мале. – Если британцы там летают, значит, можем и мы. дошлем швейцарцам подарочек – отличный жирный бомбардировщик.

Я медленно сокращал дистанцию. 800 ярдов. Прожекторная зона была не очень далеко, и я узнал силуэт вражеского самолета. Снова четырехмоторный «ланкастер». Лучи прожекторов исчезли, но я видел британца, и скоро в моем прицеле появился его хвост. На дистанции 100 ярдов трассы наших снарядов перекрестились. Я услышал дробь пуль по обшивке своего самолета, а чуть позже почувствовал запах дыма.

– Горим! – завопил Мале. – Горит правый мотор.

Я подскочил, будто меня ужалил тарантул, и бросил машину в пике, закрыв пожарный кран. Затем я дал полный газ, чтобы сжечь остатки топлива, выключил зажигание и с тревогой уставился на горящий мотор. Если бы по соседству оказался британский ночной истребитель, нас можно было бы считать покойниками. Бомбардировщик же, кажется, обрадовался тому, что избавился от нас. Вдруг вспыхнули двадцать или тридцать прожекторов, и стало светло как днем. Ориентироваться стало невозможно. Войдя в штопор, я в ужасе таращился на грозный световой конус.

– Выпустите сигнал бедствия, или мы рухнем! – крикнул я экипажу, пытаясь подчинить себе самолет. Но это было невозможно. Только когда на земле увидели сигнал бедствия и выключили прожекторы, я сумел выровнять машину.

Мы потеряли 3000 футов высоты, и электрический альтиметр показывал всего 4500. Хорошенькое дело. Я мысленно проклинал швейцарцев. Пламя в моторе потухло, значит, все не так плохо. Однако не успел...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

«Митчелы» против нас

В начале июня 1944 года нас перевели в Сомбатхей в Венгрию. Для нас эта новость прозвучала как гром с ясного неба. Я никогда прежде не слышал этого названия, но границы Германии столь радикально изменились, что мы больше не удивлялись, услышав, как Будапешт называют «немецкой крепостью», а о наших братьях и сестрах в Бачке говорят как о «соотечественниках, вернувшихся в великий рейх». Один из пилотов узнал, что Сомбатхей расположен недалеко от Вены и в получасе езды от Гринзинга. Венгрия – родина...